09.04.2019 в 08:32 442

«Лимита» по-абхазски

Нашумевший, хотя уже и подзабытый российский кинофильм 1994 года «Лимита» Дениса Евстигнеева популяризировал некогда в русском языке это понятие, с пренебрежительным ударением на последний слог, которое Викисловарь определяет следующим образом: «Человек, получивший лимитную прописку в связи с потребностью предприятий в работниках определенных профессий; вообще, кто-либо приезжий, не имеющий прописки и ограниченный в средствах». Но в Абхазии, как и в других национальных государственных образованиях бывшего СССР, где т.н. титульными были малочисленные этносы, слово «лимит» издавна ассоциировалось совсем с другим явлением – квотами для поступления в крупнейшие вузы Союза. Мотивация тут была такая, что Центр должен помогать «малым сим» в подготовке национальных кадров. Это было логично, хотя на практике нередко приводило к тому, что в упомянутых вузах однокурсники свысока поглядывали на таких «лимитчиков».

В самой же Абхазии, помнится, никакого пренебрежительного отношения к ним не было. Наоборот, была распространена определенная зависть к связям и пробивным способностям их родителей, которым удалось добиться лимитов для своих чад. Но зато у таких, как я (в нашей семье ни о каких лимитах даже не заикались), после поступления в вуз за пределами Абхазии была причина гордиться, что поступал на общих основаниях, без всяких преференций. Кстати, великолепно была описана эта коллизия еще Фазилем Искандером, приехавшим учиться из Сухума в Москву в середине прошлого века. («Пойду узнаю, кажется, на вашу нацию есть разнарядка», – сказал главному герою человек, принимавший документы на поступление в МГУ и этим отбивший у него желание поступать туда).

И вот после распада Союза и окончания грузино-абхазской войны, в середине 90-х, когда Абхазия лежала в руинах, находилась под санкциями стран СНГ, ряд российских вузов возобновил вдруг прием абитуриентов из Абхазии по лимитам. Возможно, это произошло благодаря неким старым межличностным связям с руководителями этих вузов, но, так или иначе, абхазским обществом тогда данный факт был воспринят как лучик надежды на то, что наша республика не совсем «позабыта-позаброшена».

В постсоветское время в получении вузовских лимитов появился новый аспект. Ведь теперь высшее образование в России, как и в других странах, стало в основном платным, и лимиты для выпускников школ Абхазии – это была, прежде всего, возможность получения бесплатного высшего образования для тех, чьи семьи не имеют средств оплачивать их учебу.

И, разумеется, если в советские времена отбор абитуриентов, поступавших по лимитам, был, как и практически все подобное вокруг, тайной за семью печатями, то теперь процесс формирования их списков стал то и дело попадать в поле зрения СМИ, в том числе и возникавшие время от времени скандалы. А скандалы, разбирательства тут почти неизбежны, так как всегда найдутся те, кто посчитает, что их мальчика или девочку недооценили, «завалили» и так далее.

А на днях в Сухуме состоялась первая на моей памяти пресс-конференция на эту тему. Ее дали руководитель представительства Россотрудничества в Абхазии Вадим Чеха и консультант представительства Дмитрий Кононов. Дело в том, что после признания Россией независимости Абхазии и появления в республике представительства Россотрудничества последнее стало совместно с представителями абхазских властных структур заниматься организацией в Сухуме приемных испытаний. И, как следовало из пресс-конференции, никаких спорных ситуаций на сей раз не было.

Итак, отборочная кампания завершена, выбрано 50 кандидатов. Соответственно, те кандидаты, которые прошли испытания, могут дальше зачисляться в российские вузы. Больше всего квот было в магистратуру и аспирантуру. На бакалавриат и специалитет было всего 18 мест. Всего для участия в отборочной кампании подали заявки более 350 абитуриентов из Абхазии. Чаще всего сами кандидаты выбирали, как и раньше, такие направления, как экономика, юриспруденция и медицина. Но, отметилВадим Чеха, республике нужны специальности-драйверы, которые способствовали бы развитию экономики Абхазии. В основном это технические профили. Речь идет о промышленной экологии, биотехнологиях, куда входит производство продуктов питания из растительного и животного сырья, также о сельском, рыбном хозяйстве, о сервисе и туризме. Чеха продолжил:

«В эту отборочную кампанию было обращено внимание на отрасли, которые мы называем обеспечивающими, создающими условия для развития. Речь идет об электроэнергетике, тепловой энергетике, речь идет о прикладной геологии, транспорте, логистике. Именно поэтому в эту приемную кампанию не было приема на бакалавриат по таким направлениям, как экономика, экономика и управление, таможенное дело… подчеркиваю, на бакалавриат… не было такого направления, как юриспруденция, политология, регионоведение, международное дело, ну и прочие такие общепопулярные популярности. Надо отметить, что в России тренд на то, чтобы рассматривать эти специальности как перспективные, снижается, существенно снижается. И, собственно, эта тенденция захватывает нас с вами, Республику Абхазия».

Рабочая группа в основном состояла из представителей абхазской стороны во главе с министром образования и науки РА Адгуром Какоба и его заместителем Дмитрием Гварамия. Вадим Чеха добавил, что рабочая группа старалась сделать отборочную кампанию максимально открытой и доступной, а все спорные вопросы комиссия старалась решить в пользу поступающих.

Дмитрий Кононовпояснил:

«Отборочная кампания проходит в два этапа. Здесь, на территории Абхазии проходит только первый этап. Первый этап означает то, что мы с абхазской частью рабочей группы отбираем лучших детей на обучение. И помогаем им сформировать свое досье на обучение. Ну, досье – это пакет документов для поступления в российский вуз. На этом первый этап заканчивается. И выбор города и вуза конкретно – это уже второй этап отбора. Причем тут не кандидаты выбирают вузы, они только могут высказать пожелание, то есть назвать вузы, которые они больше всего хотят. А в дальнейшем, когда Министерство науки и высшего образования и российские вузы будут рассматривать их пакеты документов, уже тогда будет приниматься решение, кто в какой город поедет. Информация об этом будет известна всем кандидатам в течение лета – июнь, июль, вот так…»

А еще поступающие на творческие специальности – музыка, изобразительное искусство и так далее – будут все же сдавать еще экзамены по избранным специальностям непосредственно в российских вузах.

Уже после пресс-конференции я посетил Вадима Чеху в его кабинете в представительстве Россотрудничества, которое сейчас располагается в сухумском Доме Москвы, чтобы задать пару уточняющих и появившихся позднее вопросов. Один их них касался заинтриговавшей меня информации, что в этом году абхазские претенденты на российские вузовские квоты продемонстрировали очень хорошее знание такого не самого обычно популярного среди школьников предмета, как химия. Чеха подтвердил:

«Высокие способности наших кандидатов из Абхазии отметили профессионалы, представители Тульского государственного университета. То есть это не только наша оценка, а оценка российских преподавателей.

– А разница между подготовкой в сельских и городских школах ощущалась?

– Мы не зафиксировали такого рода разницы».

Еще мы коснулись такого эпизода, о котором услышал после пресс-конференции. Молодой репатриант из Сирии Барас Куджба, пианист, мечтает учиться в Московской консерватории. Там его уже знают и ждут. Но когда он проходил в Сухуме отборочные испытания по русскому языку, не объяснив никому ситуацию, то по понятным причинам не прошел их. И теперь Министерство культуры Абхазии хлопочет, чтобы талантливого парня все же приняли в консерваторию. Вот такая казусная история.

Источник: "ЭхоКавказа".

Новости Абхазии Ab-Baza.ru

Комментарии 0
Чтобы опубликовать свой комментарий, Вы должны зарегистрироваться или войти.

Назад в блог Следующая запись