28.12.2019 в 09:20 621

Дело о гибели абхазского премьера вернули на доследование

Полторы недели назад, 16 декабря, в Гудаутском районном суде началось рассмотрение уголовного дела Хаджарата Тарсмана, участника автоаварии, в которой в сентябре прошлого года погиб премьер-министр Абхазии Геннадий Гагулия. И вот вчера, в четверг 26 декабря, суд вернул дело на дополнительное расследование с целью вменить Тарсману более тяжкое обвинение, хотя сам он в ходе судебного следствия не признал свою вину. Это резонансное дело, которое более года и четырех месяцев находится в поле зрения общества, с самого начала изобиловало неожиданными поворотами информации о нем и общественного мнения о Тарсмане.

Напомню, что поздно вечером 8 сентября 2018 года Абхазия была в очередной раз шокирована чрезвычайным происшествием – гибелью в автокатастрофе премьера правительства при возвращении после пятидневного пребывания делегации руководства Абхазии в Сирии, признавшей в тот год независимость нашей республики. Геннадий Гагулия при этом не доехал всего несколько километров до своего дома в Гудауте. Согласно информации, появившейся в ту же ночь на сайте МВД республики, за рулем встречного ВАЗ-21099 сидел 22-летний житель села Звандрипш Гудаутского района Хаджарат Тарсман 1996 года рождения, он находился в состоянии наркотического опьянения и нарушил правила дорожного движения, не уступив дорогу кортежу с мигалками. ДТП произошло в 22.40 недалеко от милицейского поста Мюссера на отрезке дороги «Псоу-Сухум». После столкновения с ехавшим навстречу автомобилем машина с премьер-министром вылетела в кювет. Премьер-министр погиб, его охранник и водитель получили травмы.

Некоторые не слишком осведомленные журналисты в России тут же кинулись развивать в СМИ тему возможного теракта, что, конечно, не имело ничего общего с действительностью. В Абхазии же к скорби в связи с нелепой гибелью очень профессионального и деятельного, несмотря на свой 70-летний возраст, государственного руководителя примешивалось и горькое осознание того, что данное трагическое происшествие стало результатом всего «букета» язв современной жизни страны, в том числе отсутствия порядка на дорогах. Непонятно было, в дополнение ко всему, зачем молодой водитель ехал в такое время суток на своей «девятке» куда-то в Гагру, причем без всяких документов на управление машиной...

Возмущение общества «полуночным ковбоем» вылилось в соответствующие интернет-комментарии. Но вскоре настрой большинства комментаторов кардинально поменялся. За Хаджарата, который, как оказалось, ехал в Гагру на работу на ночное дежурство, вступились его односельчане, а многими интернет-пользователями стала проводиться мысль, что на сироту Хаджарата хотят списать все как на «стрелочника», а действия водителя покойного премьера остались как бы в тени.

21 сентября 2018 года тогдашний заместитель генпрокурора АбхазииЭшсоу Какалияв интервью Абхазскому телевидению сообщил о выводах следственного управления Генпрокуратуры: «После происшествия на предмет употребления наркотических средств, алкоголя были освидетельствованы оба водителя, участвовавших в ДТП, в том числе и водитель автомашины премьер-министра Бгеу Батал Аликович. Результат освидетельствования показал отсутствие алкоголя, отсутствие наркотических средств в его крови. Был освидетельствован и нынешний наш обвиняемый Тарсман Хаджарат Зурикович. Актом медицинского освидетельствования Тарсмана было установлено, что в его крови имеются каннабиноиды. Однако на момент совершения ДТП признаков одурманивания у него не было. Это говорит о том, что в момент совершения ДТП он не находился в состоянии наркотического опьянения».

Хаджарат Тарсман был арестован 11 сентября прошлого года на два месяца. 8 ноября Сухумский городской суд продлил его арест еще на один месяц и 15 дней. И в тот же день республиканский Уполномоченный по правам человека Асида Шакрыл сделала заявление в связи с обвинительными высказываниями в адрес гражданина Хаджарата Тарсмана представителей государственных органов власти. Она отметила, что после ДТП, в результате которого погиб премьер-министр Абхазии Геннадий Гагулия, некоторые высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов до решения суда сделали публичные заявления, в которых содержались преждевременные оценки виновности участника ДТП Тарсмана.

16 ноября прошлого года кассационный суд избрал в отношении Тарсмана меру пресечения в виде домашнего ареста. Согласно УК Абхазии, с истечением этого времени Хаджарат Тарсман был отпущен под подписку о невыезде.

Итак, в этом месяце дело дошло до суда. (Некоторые, правда, удивлялись, что оно рассматривается районным судом, а не Верховным – учитывая резонансность дела и то, что предварительное следствие велось Генпрокуратурой.) На первом заседании были допрошены гражданский истец и часть свидетелей. «Подсудимый отрицает свою вину в дорожно-транспортном происшествии, защита будет настаивать на том, что Хаджарат Тарсман не виновен в ДТП», – заявил после него журналистам адвокат ТарсманаАслан Квициния.

В качестве истца по делу о гибели премьера выступала прокуратура Гудаутского района. Хаджарату Тарсману было предъявлено обвинение по статье «Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека», которая предусматривает наказание от трех до семи лет заключения.

Но вчера в ходе очередного судебного заседания по делу Тарсмана был допрошен эксперт, давший показания о наркологическом освидетельствовании обвиняемого после задержания и заявивший, что тот на момент ДТП пребывал в наркотическом состоянии (под воздействием марихуаны). После чего судья Борис Аргун принял решение о возвращении уголовного дела в Генпрокуратуру для предъявления более тяжкой квалификации преступления.

На это судебное решение отреагировала политическая партия «Амцахара». В ее обращении говорится: «Члены партии расценивают действия органов предварительного расследования, которые сочли возможным изменить Хаджарату Тарсману меру пресечения с заключения под стражу на домашний арест и подписку о невыезде, как акт гуманизма по отношению к лицу, совершившему неосторожное преступление. Но, как нам стало известно, судом материалы дела возвращены на дополнительное расследование с целью вменить Тарсману более тяжкое обвинение. Также нам стало известно, что на последнее судебное заседание не были допущены журналисты и представители общественности», – отмечается в обращении «Амцахара». Члены партии отмечают, что к ним обращаются односельчане Хаджарата Тарсмана, представители общественности с просьбой взять под общественный контроль предварительное расследование и судебное разбирательство данного уголовного дела, дабы не допустить какого-либо произвола в отношении подсудимого. В связи с этим «Амцахара» просит суд и орган предварительного расследования рассмотреть уголовное дело по обвинению Хаджарата Тарсмана объективно, в строгом соответствии с законом».

Что касается недопущения журналистов и представителей общественности на судебный процесс, то тут какая-то несуразица: если суд открытый (а никаких поводов делать его закрытым в данном случае нет), то на нем может присутствовать любой гражданин. Суд может лишь отказать в ведении видеосъемок, аудиозаписи (относительно последнего даже не припомню случаев таких отказов).

Свой вердикт о степени виновности или невиновности Тарсмана может вынести только суд, это аксиома. Но приходится констатировать, что и на этом этапе мы столкнулись с отсутствием необходимых профессионализма, четкости и слаженности в работе прокуратуры и суда, ибо возвращение на доследование является свидетельством тому. То ли обвиняемый, как следует из прошлогоднего интервью замгенпрокурора, покурил «травку», но это было достаточно давно, чтобы оказывать влияние на его состояние в момент управления автомобилем, то ли это влияние имело место, как утверждает эксперт, то ли это вообще все поклеп, как утверждает сам обвиняемый, и он не употреблял никакого канабиса.

Источник: "ЭхоКавказа"

Новости Абхазии Ab-Baza.ru

Комментарии 0
Чтобы опубликовать свой комментарий, Вы должны зарегистрироваться или войти.

Назад в блог Следующая запись